Печать
Версия для слабовидящих Авторизация
КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ИСТОРИЯ В ДАТАХ
Мы в соцсетях

ВКонтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Instagram

Tik Tok

ФОТОАЛЬБОМ
Наши партнеры

Детский клуб буракова Культура малой Родины Золушка Молодой коммунар

Новости региона

ГОСУСЛУГИ

Национальные проекты России

РегионыРоссии

Культурный навигатор

Официальный интернет портал правовой информации

Работа в России

Горячая линия Федерального агенства по делам национальностей

Памятные даты военной истории

Культура РФ

Гранты России

О МУКАХ ТВОРЧЕСТВА И ЗАКОНЕ ПОДЛОСТИ



Фото О МУКАХ ТВОРЧЕСТВА И ЗАКОНЕ ПОДЛОСТИ   Художественный руководитель ТЮЗа Владимир Шинкарев известен не только как режиссер детских спектаклей, но и в качестве постановщика различных праздников, в том числе – посвященных Дню города и торжествам на Бежином лугу. Яркие шоу радуют зрителей. И всегда интересно узнать об «изнанке», закулисном процессе их создания. Сегодня Владимир Степанович делится воспоминаниями.
  – В театре чего только не бывает: актеры – народ веселый, рутины не любят, сыграют четыре–пять спектаклей по всем правилам, а потом начинают придумывать разные штуки ради собственного удовольствия и развлечения коллег. Могут, к примеру, встать в кулисах, чтобы публика не видела, и пытаться «расколоть» собратьев. Кто-то, сдерживая смех, продолжает произносить текст «деревянным» голосом, а иные, неопытные, прыскают от хохота. Но где же еще хулиганить, как не в молодежном театре? Поэтому я на подобные выходки внимания не обращаю, да и вообще стараюсь во время действия находиться подальше от творческого пространства. Ведь закулисная часть у нас тесная, там у каждого персонажа свои дорожки к сцене, и на его пути лучше не появляться: затопчет. Однажды наша нежная травести Наташа Леонова ненароком столкнулась с довольно упитанным актером Борисом Бороздиным, когда тот стремился на подмостки, да так и стекла на пол. Боря, правда, ее подхватил, даже до зрителей донес, но до конца действия принцесса в той сказке была не в себе.
  А что порой декорации вытворяют! Когда мы были на гастролях в Рязани со спектаклем «Ромео и Джульетта», Михаил Головко стал произносить текст, и вдруг на него сверху поехал металлический штанкет с прожекторами. Михаил Владимирович сумел и увернуться от железяки, и обыграть эту ситуацию, словно его персонаж управляет не только судьбами, но и движет предметы. А в «Морозко» на бедную Падчерицу – Тамару Слышкову однажды елка сверху грохнулась. Правда, человека творческого такой ерундой не испугаешь: даже если б земля разверзлась, Тома продолжала бы утверждать: «Тепло, Морозушко, тепло, батюшка!..»
  О Бежином луге разговор особый, место там словно осененное и, если так можно сказать, «натворенное» Иваном Сергеевичем, так что не только казусы, но и чудеса случаются. Однажды, по моей задумке, понадобился белый конь, на котором в конце действа Тургенев – Игорь Москалев уедет вдаль. Согласитесь – красиво! И вот мы с актерами приехали с утра, все отрепетировали, сцена смонтирована, осветители весь луг уставили прожекторами, остался час до начала – коня нет. Спрашиваю у кого-то из местной администрации, будет ли, тот отвечает нечто невнятное. И вдруг прямо по фонарям, спрятанным в траве, скачет на пегой кобыленке мужичок с «фонарем» под глазом, приговаривая что-то вроде: «Тудыть-кудыть, кто тут лошадь белую хочет?» Поняв, что эта кляча и будет олицетворять коня из мечты, я тут же отказался от своей идеи и закричал: «Все отменяется!» «Ковбоя» препроводили подальше, спектакль пошел своим чередом, но когда Игорь Михайлович, весь в белом, стал удаляться под аплодисменты тысяч зрителей в туман, на его пути возник белый конь. Откуда? Для меня это остается загадкой до сих пор, помощники внятного ответа не дали…
  Кстати, кроме ценителей прекрасного на Бежином лугу собираются и «санитары», которые собирают бутылки, а кто попроворнее – сотовые телефоны, сумки, зонты и так далее. Однажды мы для публики инсценировали бал, где дамы – в перьях и кринолинах, мужчины – во фраках и галстуках, и вся эта масса народа вальсирует, кружится. И вдруг откуда ни возьмись на сцену выскакивает местная бабулька с двумя авоськами пустых бутылок и начинает лихо отплясывать вместе со всеми. Картинка не для слабонервных: веера, фраки, белый рояль, Тургенев и… бабка, размахивающая тарой. Но, как я уже говорил, люди творчества найдут выход из любой ситуации: ребята быстро окружили ее и под музыку Шопена увели за импровизированные кулисы.
   А знаете, кто мне больше всего мешает на этих представлениях? Фотокорреспонденты, особенно столичные. Не зря говорят, что во время конца света папарацци постараются занять позицию, откуда лучше всего вести репортаж. С тульскими фотографами, к примеру, из вашей газеты – Геннадием Поляковым, Еленой Кузнецовой, мы прекрасно знакомы, они делают замечательные снимки наших спектаклей, и потому попросить их не мельтешить во время представления несложно. Но москвичи – отдельная тема, они носятся по сценическому луговому пространству так, что публика порой не понимает – то ли это действующие лица, то ли знаменитые тургеневские призраки... До смешного доходило: у меня светящиеся скелеты из-под земли впотьмах выскакивают, а рядом с ними «фотографья» со вспышками… Но однажды я был отмщен за эти надругательства над искусством. Посреди луга задумали фонтан, возле которого объясняются герой и героиня, для чего были привезены две цистерны воды и спрятаны под кустами. Как всегда, фотографы, не обращая внимания на мои просьбы, толпой пошли за актерами к тем зарослям… Можете представить, с каким удовольствием я дал команду: «Вода!» Исполнители ролей героев, зная обо всем, успели отойти, и весь поток обрушился на «нарушителей сценической дисциплины»!..
  Но если говорить серьезно, все эти закулисные казусы учат думать – и режиссера, и актеров. Когда действие идет наперекосяк, нужно в считаные мгновения уметь переключиться, забыть о том, что было на репетиции, и спасать ситуацию. Сейчас в Тульском ТЮЗе работают артисты разных поколений. Есть мэтры, и есть молодежь, мои студенты третьего и четвертого курсов колледжа культуры и искусства, которые впервые познали тяготы времени, называемого условно «елочками», отыграв наравне со старшими 41 спектакль. И я, как педагог, смотрю на них и горжусь: пройдя боевое крещение, ребята «прописались» в театре. Известные актеры приняли их, и теперь у нас работает слаженный коллектив – как одна семья, чем испокон веков гордился театр юного зрителя.

Мария РОДИОНОВА.Фото Геннадия ПОЛЯКОВА (Тульские Известия 12/01/2012)



^ Наверх